Главная О нас Реклама Вход
Жизнь в пути

Жизнь в пути

27 декабря 2015

Когда я узнала новость о том, что мой коллега и друг Владимир Дубровский со своей женой Татьяной и дочуркой Машей возвращаются из путешествия автостопом по Азии и к тому же будут проездом через Киев, мне очень хотелось с ними встретиться. До войны мы часто виделись на различных мероприятиях: я работала журналистом газеты «Вечерний Донецк», Вова - оператором донецкого корпункта телеканала ICTV. Мы не виделись около двух лет, но я постоянно читала семейный блог Дубровских (dubrovskie.com), восхищалась их внутренней свободой и немного завидовала их красочной жизни. Моя семья с удовольствием предложила им пожить у нас: не терпелось узнать о прелестях и трудностях жизни на другой стороне земного шара.

Путешествия с малышкой под сердцем

Вова и Таня для меня как пазлы, которые идеально сошлись в одну картинку. Они оба вегетарианцы, не курят и не употребляют спиртного, ведут активный образ жизни, зимой каждое утро ныряют в прорубь, любят движение, общение и путешествия, обожают учиться чему-то новому, не держат в своем сердце гнева и обид. Весной 2013 года супруги уехали в первое совместное путешествие. Маршрут пролегал через Израиль, Иорданию и Палестину. Многочасовой поход через половину страны Иордании с тяжелым рюкзаком и под палящим солнцем, побег от охранников в древнем городе Петра, ночной переход через горы с бедуином, передвижение автостопом и деревенскими арабскими автобусами. Во время путешествия супруги узнали, что вскоре у них будет ребенок. «Тогда я не владела ни малейшими знаниями о беременности, о родах, о грудных детях. Удивительно, но мое «невежество» меня не пугало. Я с радостью, подобной той, которую испытывает путешественник в новой стране, окунулась в неизведанный интереснейший опыт. В тысячу раз сильнее, чем раньше, я стала слышать свою интуицию, чувствовать собственный организм, понимать знаки и символы вокруг меня. Моя беременность протекала приятно и благополучно. Все врачи, заключение которых требовалось на последних сроках, признавались, что никогда за всю свою практику не видели таких идеальных показателей здоровья. Разве что у младенцев, но не у 30-летних беременных женщин. За все 9 месяцев я не узнала, что такое токсикоз, отеки, изжога, бессонница», - рассказала Таня.

На шестом месяце женщина почувствовала, что хочет отправиться в самостоятельный тур по Европе. «В этот период у малышей как раз полностью функционируют ушки, и я хотела, чтобы дочка слышала разные языки, органные концерты в соборах. А также через себя мне хотелось передать ей новые впечатления от красивой архитектуры, природы, посещения музеев, галерей, парков и дворцов. Тем более, подходил к концу срок моей неиспользованной годовой шенгенской мульти-визы, и наш друг собирался ехать в командировку на машине, и мог подвезти меня до Германии, а через месяц так же обратно привезти в Украину. Многие меня останавливали, даже пугали, но ведь никто, кроме мамы, не знает лучше, что хорошо для нее и ее ребенка! Я попутешествовала с дочкой по Германии и Голландии. Когда чуть позже к нам присоединился Вова, мы посетили еще четыре страны: Францию, Люксембург, Бельгию и Польшу. Мы очень много ходили пешком по городам, из страны в страну перемещались автобусами или электричками. Однажды даже ночевали прямо в здании ж/д станции маленького городка в Люксембурге.

С седьмого месяца почти каждый день в Донецке я ходила плавать в маленький закрытый бассейн в частном спа-центре и, помимо плавания, выполняла специальные упражнения, которые мне подсказывало мое тело», - вспоминает Таня яркие моменты свой беременности.

Лотосовое рождение Маруси

Уже примерно на четвертом месяце у женщины появилось предчувствие, что она не будет рожать в предполагаемом ранее месте, по стандартным больничным правилам. Из разных источников к ней начала приходить информация о естественных родах, о родах в воде, о грудном вскармливании, о грамотном воспитании детей. «Однажды мой супруг набрел в Facebook на группу о путешествиях и жизни с детками в странах Юго-Восточной Азии, и там как раз обсуждалась тема родов в этих странах. Я начала изучать эту тему глубже. Вначале мы просто сравнивали варианты родов в разных странах, таких как Индия, Таиланд, Малайзия, Камбоджа и Индонезия по таким аспектам, как безопасность и стоимость родов, особенности жизни в стране первые месяцы после родов и т. д. В ходе анализа предложений по родам стали вырисовываться две противоположные медицинские парадигмы: одна - с отдельной белоснежной палатой, эпидуральной анестезией и прививками «высшего качества», и другая - с мудрой акушеркой, без какого-либо медикаментозного вмешательства и главенствующей ролью мамы и ее желаний. А потом у меня в голове вдруг возникло «Бали» и, как я ни пыталась что-то взвешивать, изучать и сравнивать, это слово не отпускало меня. Я просто почувствовала, что рожать мне нужно именно там. И там же нужно остаться пожить всем вместе первые месяцы после родов. Я начала узнавать о роддомах на острове Бали, и в какой-то момент открыла для себя загадочную, на первый взгляд, клинику Буми Сехат и нереально добрую для нашего мира ее основательницу Робин Лим. Едкие отзывы на балийских форумах, написанные далекими от темы родов людьми, вызвали не то чтобы сомнения, но желание найти больше личных историй о Буми, рассказанных из первых уст. Я поделилась своей уверенностью с мужем, и мы решили, что едем на Бали. Мы с мужем начали всесторонне готовиться к поездке и к новому этапу нашей жизни», - поделилась Дубровская.

Лишь за несколько дней до отъезда Вова и Таня рассказали о своем решении рожать за границей родителям. Они не рассказывали им всех подробностей - родные бы не поняли их и только понапрасну бы разволновались. «Они хотели остаться уверенными в том, что мы будем рожать в современной «навороченной» клинике, и мы не стали разрушать их стереотипы», - сказал Вова.

Из Донецка семейство Дубровских уехало в декабре 2013 года. Таня была уже на восьмом месяце беременности. Перелет общей длительностью около 24 часов состоял из нескольких частей: Донецк - Дубаи, Дубаи - Сингапур, Сингапур - Джакарта, Джакарта - Денпасар. В каждом из трех аэропортов они провели по 4-8 часов. «Все перелеты я перенесла совершенно благополучно», - поделилась Таня.

9 января 2014 года в жизни Вовы и Тани произошло прекрасное событие - в результате лотосового рождения на свет появилась их дочка Маруся. «Мы - счастливые мама и папа Дубровские - благодарим свою дочь Марию за то, что она озарила своим появлением нашу и до того достаточно яркую насыщенную жизнь и выбрала именно нас своими родителями!» - написали Вова и Таня в своем блоге. Свои роды Таня описала так: «Они не были быстрыми или уж совсем легкими. Но я чувствовала себя очень счастливой, очень живой, я чувствовала себя Женщиной, Богиней».

Покорение наивысшей точки Бали

После рождения дочки ребята решили еще некоторое время пожить на Бали. Потому что слетать туда и обратно - удовольствие дорогое. А на острове тепло, благоприятный климат, не нужно пеленать ребенка и покупать подгузники (дочке Марусе уже почти два года и ей ни разу не надевали подгузники). Едва малышке исполнился месяц, семейство поехало по острову Бали.

Живя на Бали, мой коллега сумел покорить высшую точку острова - Гунунг-Агунг. «Взобрался на вулкан я со своим земляком из Украины Кириллом Кочергиным, с которым познакомился на Бали. В моей жизни до этого была только одна покоренная вершина — это Килиманджаро - 5895м (высшая точка Африки). Она почти вдвое выше Гунунг-Агунга. Восхождение на Агунг я представлял таким же, но более легким и быстрым. Но сейчас точно могу сказать, что это разные горы. Кили выше, и восхождение занимает 4 дня, не такой крутой подъем, за исключением последнего этапа, где тоже нужно подниматься по крутому сыпучему склону. А вот Агунг сложный на протяжении всего восхождения. Я рад, что мне посчастливилось покорить еще одну, хоть и не очень высокую вершину. В планах еще много вершин, хотя, имея проблему с коленями, все становится под сомнение. Но будем надеяться на лучшее», - не теряет оптимизма Владимир.

Домой, на родину!

В мае 2014 года семья Дубровских приезжает домой. В это время на Донбассе уже неспокойно. «Наши новые балийские друзья из разных стран удивленно смотрят на нас и с беспокойством спрашивают: «А может не надо?» Все как один друзья из Украины пишут: «Не делайте этого. Только не сейчас!». И даже родители, с трудом сдерживая тоску, говорят: «Повремените». Однако мы вынуждены были так поступить: привезенные денежные сбережения, на которые мы жили на Бали, уже заканчивались. К тому же, все чаще ловили себя на таких желаниях как повидаться и обнять родных вживую, а не по Skype, пообщаться с друзьями, съесть домашний творог и настоящий мед, показать дочке новые живописные места в Украине. Это была одна из причин нашего преждевременного возвращения», - заметил Владимир.

К поездке на родину глава семейства подготовился основательно: удалил все фото и видео, которые могут как-то не попасть под цензуру на блокпостах. Вова не взял с собой даже телефон, только сим-карту. «Ехали мы с женой и восьмимесячной дочкой из Запорожья на автобусе. Багажа у нас не было, а в рюкзаке среди личных вещей были ноутбук и видеокамера. На всем пути два украинских блокпоста и два ДНР уже на подьездах к Донецку. Как оказалось, не все так страшно, - вспоминает он приезд домой в мае 2014 года. - Донецк уже не такой родной как раньше, не так улыбчив. Люди, которые встречались нам на пути, были серыми, грустными, уставшими. В основном пожилого возраста, инвалиды. Их лица не выглядели счастливыми. Мы как-то не вписывались в этот пейзаж, улыбались и были счастливы. В тот момент мне вспомнилась Библия, конец света, апокалипсис. Было как-то жутко.
Жизнь продолжается, солнце светит, красивый город, дома, деревья, розы. И замечу: чистота улиц и дороги - одни из лучших в Украине, но уже испорчены танками… улицы Донецка выглядят как в праздник Ниепи - Новый год на Бали. В этот день все люди сидят в своих домах. Возникает ощущение, что остров пуст. Если кто-то пойдет на улицу, патруль сопроводит его в полицию и оштрафует. Но человек ко всему привыкает. Вот и мы уже спокойно гуляли по чистым и пустым улицам в центре города под залпы орудий. Донецк превратился в маленький провинциальный городок».

Чуть больше месяца семья пробыла на родине, мотаясь с малышкой на мотороллере из Курахово, где живут родители Вовы, в Донецк к родственникам Тани и обратно. «В конце июня нас к себе в гости позвал мой друг - байкер Барон Оберхаузен. Мы жили на его даче на берегу Днепра под Запорожьем. Тусовались с байкерами, ездили на различные фестивали, - поведал Владимир. - В конце сентября мы уехали, так как начало холодать, а дача не отапливалась. И мы вернулись опять в Донецк. Около месяца там пожили и поняли, что там нет наших друзей и знакомых, оставаться в городе было страшно. Решили немного погостить в Киеве. Гуляя в столице, сделали визы в Индию. Подсчитали, что дешевле жить там, нежели в Украине: за квартиру надо платить, на малышку надо кучу вещей купить.

Индийская зимовка

В Индию Дубровские улетели 10 декабря 2014 года. «Поселились мы в Кериме, на Гоа. Нам хотелось жить в спокойном месте с обилием красивой природы и доминированием все-таки местных жителей, а не туристов. Тут мы отпраздновали Новый год, а потом и первый день рождения Маруси», - рассказал Вова.

В волшебной стране Индии воплощаются все желания и мечты. Сбылось очередное желание Дубровских - регулярно пить свежее домашнее молоко. «Мы были бы рады и коровьему, а буйволиное - это просто подарок свыше! В Индии имеет смысл воспользоваться возможностью и употреблять этот ценнейший продукт. Посудите сами: по сравнению с коровьим, молоко азиатской буйволицы обладает более высоким содержанием белка, кальция, железа и фосфора, но гораздо более низким количеством холестерина, оно богато природными антиоксидантами, содержит рибофлавин, витамины В12, В6, А и С. Дочке я тоже даю свежее, без всякого кипячения, как говорится, только из под буйволицы молочко. На работе желудка и кишечника Маши этот новый продукт никоим плохим образом не повлиял, скорее наоборот, лишь прибавил здоровья и иммунитета», - отметила Таня.

В Индии семейство пробыло до февраля. Так как визы у ребят были до 28 февраля, то возвращаться в Украину было еще холодно, да и особо некуда. Посчитав все за и против, решили, что продолжат путешествие. И это будет Непал. Но кабан спутал все их планы. «Однажды вечером, катаясь на мопеде, мы попали в небольшое ДТП. Сбили огромного кабана. Ему ничего - цел и невредим, а вот мне пришлось зашивать лоб, - вспоминает Таня. - Мне вдруг жутко перехотелось ехать в Непал. Захотелось в Таиланд». Позже оказалось, что предчувствие Таню не подвело: в конце апреля, а потом еще в середине мая произошла череда землетрясений, в результате которых погибло более 8 тысяч человек.

Автостопом по Азии

В конце февраля Вова, Таня и Маша прилетели в Бангкок. «Провели там пару дней. Осматривая достопримечательности, параллельно решали, куда двигаться дальше. Все едут на знаменитый остров Пенанг. Там много блоггеров, зимовщиков и наших единомышленников. Но мы решили идти другим путем. На карте нашли остров Ко Чанг (koh Chang, дословно - остров слон, чанг - слон). Планировали там задержаться на два месяца, но оказалось, что жизнь на острове - удовольствие дорогое. А после Индии - особенно. Турфирмы даже придумали лозунг: «Ко Чанг - это тайские Мальдивы». Так что срок пребывания на этом острове сократился в два раза. Живя в одном месте, мы уже продумываем, куда будем дальше ехать. Списались в социальной сети со знакомой из Донецка, которая жила со своим парнем в Хуа Хине», - рассказал Вова.

С этого города и начинается путешествие Дубровских автостопом. В автостопе не существует понятия оплаты проезда: водитель везет пассажиров по своей воле. «Для меня автостоп был чем-то странным и неприемлемым до знакомства с будущим мужем. Вова открыл для меня автостоп, и мне кажется, сейчас я фанатею от него даже больше, чем он. Автостоп воплощает в себе близкую нам идею свободы, вот этим он нас, пожалуй, и покорил», - отметила Таня.

«Мы стартовали из Хуа Хина в Таиланде. Автостопом направились на юг, в Малайзию. В Малайзии побывали на острове Пенанг, затем в столице - Куала Лумпур. Из Малайзии на попутках переехали в Сингапур. А из Сингапура самолетом прилетели в Бруней, никак иначе туда мы бы не добрались. Раз уж оказались на острове Борнео, объездили его почти весь, тоже автостопом», - заметила Таня. Посетить богатый, но маленький султанат Бруней - об этом Вова мечтал давно. «На небольшой территории проживает всего 500 тысяч человек, удивительная дикая природа. Люди хорошо живут, но при этом нет роскоши, если сравнивать с Дубаем. Мы 4 дня жили в самой обычной семье местных жителей. Этого достаточно, чтобы посмотреть все красоты небольшой страны. Мы бы, наверное, тут остались жить. Умиротворение, спокойствие. Это мусульманская страна, поэтому тут запрещен алкоголь, нет ночной жизни. Хочешь впечатлений - можно поехать в соседнюю Малайзию», - рассказал Вова об особенностях жизни на Борнео.

«Затем нас привезли в Кота Кинабалу, откуда начался наш обратный путь. Сначала мы перелетели из Кота Кинабалу в Куала Лумпур, то есть с острова на материк, а затем снова автостопом через Малайзию прибыли обратно в Таиланд. Мы ни разу не воспользовались местным транспортом. Это вполне допустимо, но не возникло необходимости», - считает Татьяна.

Во время своего путешествия Дубровские стремились посещать малоизвестные, аутентичные места. «Нам нравится жить среди местных жителей и наблюдать их быт и традиции, пропускать через себя национальный колорит, культуру. При этом, конечно, с интересом посещаем достопримечательности: галереи, храмы, парки, необычные архитектурные сооружения, памятники. Но если встанет выбор пойти в краеведческий музей или в гости к местной семье, то мы однозначно предпочтем живое общение.

Именно то, как и чем живут обычные люди, больше всего интересует. Почти в каждой стране, где мы бывали, нас приглашали на свадьбу, праздники и церемонии», - рассказала Таня.

Во время автостопа путешественники ночевали и в палатке, и также иногда в гестхаусах и у каучсерферов (каучсерфинг англ. couch - кушетка, ложе и surfing - брожение, путешествие. Мировая организация в виде онлайн сервиса. Ресурс насчитывает миллионы пользователей в 246 странах мира. Фактически, это люди, которые предоставляют бесплатное место ночлега). «Нам очень нравится эта система, и мы пользуемся ею довольно давно, хотя и не очень часто. Самое лучшее в каучсерфинге - это то, что люди, которые им активно пользуются, все похожи. Это родственные души. В главных вещах у них схожее мировоззрение, принципы, нормы морали. Они уже по определению не способны умышленно причинить вред. Наоборот, всячески стремятся помочь и быть полезными», - отметил Вова.

А вот Таня запомнила ночевки в палатке на территориях храмов. «Это всегда безопасно, комфортно (как правило, поблизости имеется даже душевая), но в первую очередь там действительно очень благостная атмосфера. Особенно запомнился индуистский храм в Малайзии. Нам предложил поехать туда подвозивший нас поздним вечером от границы малазиец. Приехали, а там как раз заканчивалась красивая индуистская свадьба! Нас радушно приняли, как дорогих гостей, и, конечно, накормили разными вкусностями из любимой нами индийской кухни», - вспоминает она с улыбкой.

Похоже, белокурая Машенька была в восторге больше всех от такого путешествия. На тот момент девочке был всего год с небольшим хвостиком. «Утомления или дискомфорта она не испытывала. Мы старались, чтобы у нее был и полноценный дневной и ночной сон, и питание, и вообще, чтобы ей было хорошо и интересно. У нее появились не столько новые подружки ее возраста, сколько взрослые друзья. Все просто «таяли» при ее появлении. Очень хорошо заметно, как сильно развивают ребенка любые путешествия», - рассказывает Таня.

Питание во время автостопа для Тани и Вовы оказалось самым проблемным вопросом. Ребята кушали в кафе на пит-стопах, что-то покупали в супермаркетах, на рынках. «В некоторых местах крайне сложно было найти что-либо подходящее себе на обед. А все потому, что мы вегетарианцы, к тому же не едим фаст-фуд. Фруктово-овощные лавки встречаются на пути не так часто, как хотелось бы. На определенных и очень длинных отрезках трасс вообще нельзя останавливаться. Поэтому мы старались всегда иметь при себе какую-нибудь здоровую еду: орехи, семечки, фрукты, овощи, зелень. При первой же возможности мы пополняли запасы. Также в моей специальной «кухонной» сумке во всех наших поездках в небольших объемах имеется: несколько видов хорошего чая, пакет овсяных хлопьев, любая крупа, которую можно залить кипятком или замочить даже в холодной воде (в идеале, зеленая гречка, кус-кус), кунжутные семечки, коричневый сахар, молотая куркума, кардамон, какие-нибудь правильные сладости, также легкие и прочные пластиковые приборы, большая походная кружка-термос, герметичные контейнеры. Кипяток можно попросить везде, и таким образом в любом месте можно подкрепиться и покормить ребенка. Хотя Маша голодной не останется, до сих пор ее любимейшая еда под номером один - это мамино молочко. Не скрою, грудное вскармливание в поездках это ещё и удобно для меня - я спокойна, что в любой момент могу накормить своего ребенка», - рассказала мама Машеньки.

Все путешествие длилось 23 дня. Дубровские посетили 4 страны, а города и городки посчитать трудно. Где-то только ночевали, где-то жили по несколько дней, где-то лишь пообедали. Общая сумма расходов за этот автостоп-трип, не считая двух авиаперелетов, составила около 400 долларов.

Анна Курцановская 

Поделись новостью:


Система Orphus

   Новости партнеров
   Новости Мира
Публикации
Новости брендов



Блог Риммы Филь

Римма Филь

Заслуженный журналист Украины

Два года боев на мирном фронте

Прямая ссылка: /blogs/16/2016/05/23/425.html

У этой войны нет единого начала. Дай Бог, чтобы был как можно быстрее конец. Ее начало у каждого свое: у кого-то с событий в Славянске, у кого-то с 26 мая 2014 года, когда в Донецке были первые убитые, у кого-то с попадания снаряда в его дом. Первый урок – война ощущается кожей, она начинается тогда, когда затронула тебя лично, твою семью, друзей, знакомых.

Для Фонда Рината Ахметова она началась ровно два года назад, именно 23 мая, когда девочки из программы "Сиротству нет", не имея ни опыта, ни знаний, вывезли первые семейные детские дома из Славянска в Святогорск. Никто не знал, надолго ли, и что будет впереди. Казалось, неделя-другая и все образуется.

Но следом за семейными домами последовала эвакуация интернатов. Из горящего Славянска их вывозили с волонтерами – Петром Дудником и его семьей, с Наташей Киркач. Потом эта мирная армия волонтеров становилась все больше.

Спасать людей стало очень опасно. Волонтерам сжигали машины, сажали их в подвал, угрожали.

А просьб вывезти становилось все больше и больше. Люди звонили на мобильные телефоны девчонок из "Сиротству нет" круглосуточно. На тот момент еще только зарождавшаяся горячая линия состояла из сотрудниц "Сиротства" и их родителей. С каждым днем становилось все хуже и хуже, а вывоз людей превратился в самую настоящую эвакуацию. Государственная машина, неповоротливая и бездушная, не действовала быстро и слаженно, как того требовала ситуация. Никак не действовала, если говорить откровенно. На тот момент была лишь инициатива отдельно взятых людей из областной, городских и районных администраций.

Перевезти дом престарелых или интернат очень сложно. Нужно не только вывезти, нужно понимать, куда везти, кто сможет принять больных детей и лежачих стариков.

А вот хоспис в 21 больнице, что находится в нескольких километрах от донецкого аэропорта вывезти так и не смогли. Никто не принимал.

Славянск, Донецк, Енакиево, Макеевка... Мы вывозили людей из десятков населенных пунктов Донецкой и Луганской областей. Тех, кого нужно было вывезти из войны, становилось все больше. Везли автобусами, микроавтобусами и частным транспортом.

Так родился Гуманитарный Штаб Рината Ахметова.

Мы вывозили уже не только детские дома и дома престарелых. Мы стали вывозить женщин с детьми и стариков. Везли буквально под обстрелами. Порой обстрелы были настолько плотными, что люди ждали наши автобусы в подвалах и бомбоубежищах.

Нас, донецких, часто спрашивают, тяжело ли покинуть свой дом. Отвечу за себя: это не просто тяжело – бросить в один момент все, что тебе дорого, что было построено тобой, что было неотъемлемой частью твоей жизни – это невыносимо.

Я помню, как одна бабуля записывалась на эвакуацию: она и четыре кота. Учитывая, что все места в микроавтобусе были уже расписаны, а каждый человек вез с собой еще и по сумке с личными вещами, четырех котов мы никак не могли взять. Просили взять с собой хотя бы двух. Без четырех котов бабуля наотрез отказывалась ехать. Пришлось везти и четырех котов, и бабушку.

К августу уже полноценно заработала круглосуточная горячая линия. Это была горячая линия горя и боли. Я помню одну из заявок на эвакуацию – лежачий взрослый сын-инвалид и мать-инвалид в полностью обстреливаемой Ясиноватой, куда просто невозможно заехать...

В отчетах работы службы по эвакуации в те дни значились трехзначные цифры. В день – около тысячи людей.

Всего за лето 2014 года Гуманитарный штаб Рината Ахметова вывез 39462 человека, в том числе 14784 ребенка.

Коментарии
Вы можете быть первым
Ваше имя:
Ваш комментарий:
You must enable javascript to see captcha here!
Поиск авто
Автобазар
Поиск

Год:

Цена, $

Погода
Фотогалереи

Ферма
Главная О нас Реклама Курьер “ДН” Служба доставки “Ваш курьер” Подписка Все новости

Внимание! Сайт работает в тестовом режиме.

© 2003 - 2014 ООО "Редакция газеты "Донецкие Новости"
При полном или частичном цитировании информации указание названия газеты как источника и работающей гиперссылки на сайт газеты "Донецкие новости" dnews.donetsk.ua ОБЯЗАТЕЛЬНЫ.
Позиция редакции газеты "Донецкие новости" не обязательно совпадает с мнениями, которые высказываются в комментариях к материалам и в разделах "блоги", "мои новости"

Rambler's Top100